С июля прошлого года в России были ужесточены меры к нарушителям правил дорожного движения. Штрафы увеличились весьма значительно. Это должно было способствовать сокращению числа ДТП. Принесло ли это ожидаемый эффект или нет, рассказал начальник областной ГИБДД Павел Рогов корреспонденту «СаратовИнформ».

Павел Алексеевич, новые штрафы действуют уже более полугода. Как это отразилось на динамике дорожных происшествий?

Те меры, которые приняты государством, правительством как страны, так и области, а также руководством ГУВД и ГИБДД, конечно, дали свои результаты. Положительно сказалась и работа по анализу очагов ДТП, которая была проделана личным составом, что помогло выявить причины аварийности. В результате в 2008 году произошло снижение по всем показателям – по количеству ДТП, числу раненых и убитых, по детскому травматизму и нетрезвым водителям.

За год число погибших снизилось на 8% до 430 человек, раненых – на 6%, до трёх тысяч 61 человека. Меня беспокоит другое, при общем снижении числа погибших пешеходов, больше стало тех, кто попадает под колёса машин на пешеходных переходах. Некоторые люди просто идут на красный свет.

Лично меня особенно радует, что были ужесточены санкции к пьяным водителям. Согласен с новыми правилами, что за это надо лишать прав. У нас ведь такие люди, что мало кто может остановиться на стакане пива. Поэтому думаю, что увеличение штрафов послужит снижению аварийности. Время уговоров прошло.

В Саратовской области не хватает наркодиспансеров, где можно пройти освидетельствование. Многие из существующих, в том числе и в Балакове, не прошли лицензирование. Это приводит к тому, что если водитель отказывается пройти освидетельствование на трассе с помощью алкотестера, его приходится отправлять зачастую в соседний город. Так, из Балакова водителя приходится везти в Вольск, а это время, расход бензина и т.д.

С другой стороны, с 1 марта введена упрощённая процедура оформления дорожных аварий. Конечно, это сокращает число вызовов инспекторов ГИБДД, которым приходится выезжать на 60-100 ДТП в сутки, но есть и другой фактор. Дело в том, что из-за этого некоторые водители, грубо нарушившее правила дорожного движения, вполне могут уйти от ответственности. Например, за проезд на красный свет. Наша задача – заставить водителя хотя бы задуматься. Ведь в одном столкновении он может просто помять машину, а в следующем убить человека. В моей практике был случай, когда один молодой человек, прекрасный хирург, был задержан в нетрезвом виде. Он отделался штрафом, а через некоторое время врезался в столб и погиб. Если бы его в первый раз лишили прав, то человека можно было бы спасти.

Расскажите, пожалуйста, про введение видеокамер на трассе.

Пока в Саратове стационарных видеокамер нет. Вернее, мы их получили, но установить не можем из-за отсутствия финансирования. На 15 видеокамер требуется около пяти миллионов рублей, чтобы подвести все коммуникации, кабели, подключить мониторы, обучить людей. Даже если закупить по одному монитору на три видеокамеры, то всё равно потребуется не менее 6-7 человек, которым надо платить зарплату.

В любом случае, эта работа будет продолжена, и в 2009 году мы установим стационарные видеокамеры. Пока себя зарекомендовали мобильные видеокамеры. Они устанавливаются на возвышенности неподалёку от патрульной машины ГИБДД, и запись ведётся на ноутбук. Обзор около 100 метров, но, для того чтобы зафиксировать нарушение и номер автомобиля, – достаточно. В некоторых городах области муниципальные власти нашли средства и установили стационарные видеокамеры. И это сразу дало эффект – выявлены грабёж и два ДТП.

Более того, сейчас руководство областного ГУВД поставило задачу создать одну общую дежурную часть для всех служб. Это будет большой зал с мониторами. Дежурный будет отслеживать все правонарушения и сообщать патрулям, которые находятся в непосредственной близости от места происшествия. То есть будут фиксироваться все преступления не только по линии ГИБДД, и раскрываться они будут по горячим следам. Понятно, что каждое ведомство должно заниматься своими делами – ГИБДД следить за безопасностью на дорогах, вневедомственная охрана охранять объекты и т.д., но ведь самое главное – это безопасность жителей. Если начальник ГУВД по Саратовской области Сергей Аренин введёт эту систему, то это даст большой эффект. Сейчас мы подбираем помещение для этих целей, уверен, что такая инициатива распространится по России.

Как ГИБДД взаимодействует с властями муниципалитетов, с дорожным комитетом?

С дорожниками мы работаем очень плотно, и понимание есть. Например, на Вольской трассе сейчас дороги просто прекрасные, отлично сделана развилка Балаково -- Сызрань. Пока не полностью соответствует стандартам Балаковская трасса, но четыре года назад там ямы были, как на испытательном полигоне, – колёса с автомобилей отлетали на полном ходу.

Саратов - город старинный, улицы не предусмотрены для такого количества транспорта. А число автомобилей постоянно растёт. Например, сейчас в Саратове насчитывается около 268 тысяч машин, а в 2004 их было около 205 тысяч. То есть прирост за четыре года на 62 тысячи. И это с учётом того, что грузовой транзитный транспорт не проходит через город, по старому мосту через Волгу. С такими темпами нас в скором времени может ждать участь всех крупных городов, Саратов просто встанет. Единственным выходом я вижу строительство развязок. ГИБДД тесно сотрудничает с техническим университетом, где разрабатываются новые схемы движения. Также мы постоянно анализируем режим работы светофоров. Идей – море, но всё упирается в финансирование.

То есть финансирования недостаточно?

Так нельзя сказать. Даже наоборот, правительством России была разработана программа по безопасности дорожного движения. Такого ещё не было, чтобы этой проблемой занялись на самом высшем уровне. Действительно, это стало национальной бедой, когда в мирное время на дорогах гибнет столько людей. Представьте, что в Саратове в 2008 году погибло 430 человек, а по всей стране – несколько десятков тысяч людей. Это можно сравнить с населением среднего города.

По программе нам был выделен 21 миллион рублей, и ещё 100 миллионов мы получили из областного бюджета. Это, я считаю, совершенно правильно, с одним жезлом инспектор на дороге ничего сделать не может.

Как вы относитесь к конкурсу перевозчиков? Многие протестуют против его результатов, считают, что маршруты были распределены несправедливо.

Это не моя стихия. В принципе, для меня важно, чтобы соблюдались все нормы и правила. Но «ГАЗелей» сейчас действительно много. Маршруты зачастую переполнены. Конечно, люди не должны подолгу стоять на остановках в ожидании автобуса, но сейчас дело доходит до того, что «ГАЗели» идут одна за одной и даже выстраиваются в очередь. На Московской вообще творится безобразие – крупногабаритные автобусы еле-еле движутся, они умудряются загораживать перекрёстки.

В прошлом году вы принимали участие в работе общественной приёмной совместно с руководителем ГИББД Самарской области. Будет ли продолжена эта работа?

Конечно, такую работу мы продолжим. Уже сейчас есть договорённость с руководством пензенской и волгоградской ГИБДД. В прошлом году мы не слишком удачно выбрали время – было холодно, и водители не слишком охотно останавливались и задавали вопросы. В этом году планируем провести общественные приёмные летом.

Есть ли в ГИБДД дефицит кадров?

Наша служба отличается от других ведомств милиции тем, что мы принимаем на работу людей как минимум со среднеспециальным образованием. Все наши инспектора – офицеры. Сейчас есть небольшой некомплект личного состава, точнее, люди есть, но они проходят процедуру оформления, проверок, медосмотров. Чтобы устроится к нам на работу, нужно около года.

Было время, несколько лет назад, когда на работу принимали чуть не всех подряд. С увеличением машин нам пришлось резко увеличить штат, в ГИБДД принимали по объявлению. Также те, кто желал пройти альтернативную службу, шли именно к нам. Причём некоторые со вполне определёнными целями. Поэтому тогда в народе была просто волна ненависти к ГАИ. Последние два года мы провели серьёзную чистку рядов, и, я сужу по поступающим жалобам, негатива становится всё меньше.

Сейчас у нас, конечно, есть проблемы. Главное – хамство на дорогах. Некоторые инспектора считают, что они хозяева дороги. Меня это страшно бесит, это позор для ГИБДД. С такими людьми у нас разговор короткий – если устраиваются на работу к нам почти год, то увольняем мгновенно, за час. Контрольно-профилактический отдел осуществляет ежедневный надзор за инспекторами, практически каждую неделю проводятся профилактические мероприятия с личным составом.

Но такие далеко не все – есть очень много ребят, которые по-настоящему работают. У нас практически каждый день есть задержания – то с наркотиками, то с оружием. Вот случай, который произошёл совсем недавно. Патруль увидел, что трое молодых людей толкают заглохшую машину. Стали помогать, но те повели себя странно, а когда решили проверить документы, один из них бросился бежать. Конечно, их догнали, оказалось, что эта машина угнана. Кроме того, они признались ещё в нескольких угонах.

Отдельно хочется сказать о зарплате сотрудников. Стажёр получает чуть больше двух тысяч. Через полгода, когда его назначают на должность, оклад вырастает до 4,8 тысячи рублей, становится лейтенантом и получает по 6,5 тысячи рублей. Такая ситуация не только у нас, это во всей милиции.

Поделиться новостью: