Президент торгово-промышленной палаты Саратовской области Максим Фатеев о банках, кредитах, сокращениях, антикризисных мерах, идеологии и валюте в интервью ИА «СаратовИнформ».

Насколько сегодня тяжело предпринимателям в Саратове получить кредит?

- Тяжело. Возможно, но тяжело. И возможность эта остается у все более узкого круга предпринимательского сообщества. Но даже те из них, кто имеет хорошую кредитную историю, все равно попали под ограничения в выдаче кредитов. Вообще мне не нравится такая ситуация, банки спекулируют на валютном рынке, зарабатывают баснословные по сравнению с кредитованием проценты. Эта ситуация должна регулироваться государством. Банковскому сектору сегодня помогают, но не надо забывать о тех людях, которые составляют основу реального сектора экономики. В том числе и о малом бизнесе, который занимает у нас заметные позиции в валовом региональном продукте.

Многие банки, даже московские, готовясь сегодня к поглощению или продаже своего бизнеса, обрубают кредитные портфели, аккумулируя у себя средства, чтобы поднять свою ликвидность. За этой ситуацией должен следить не только Центробанк в лице Главного управления ЦБ по Саратовской области, но и финансовая разведка, и антимонопольная служба. И, конечно, общественность.

Могут ли сегодня предприятия области обойтись без кредитов?

- Только 5 процентов предприятий могут обойтись без заемных средств. Если предприятие хочет получать прибыль, хочет, чтобы сотрудники получали достойную зарплату, были обеспечены социальными льготами – оно должно развиваться. Без заемных средств сегодня в России, да, в общем, и во всем цивилизованном мире обойтись невозможно. Либо это привлеченные средства от частных инвесторов, инвесторов-предприятий, либо это банковские средства, как чаще всего и бывает. Найти сегодня инвестора стало крайне сложно. Потому что те инвесторы, у которых есть реальные деньги, говорят: «Ты потерпи немножко, мы завтра тебя просто купим за три копейки. Ты сам придешь, и мы тебя купим за твои долги».

Я считаю, что во время кризиса позиция государства должна быть более активной. Потому что государство должно понимать, что если оно не гарантирует сегодня получение тех или иных кредитов, то завтра лишится бюджетных поступлений. На уровне региона рассматривается, кстати, возможность предоставления гарантий бюджета Саратовской области под выдачу тех или иных кредитов. Естественно, в первую очередь по приоритетным отраслям. Я обращаюсь к властям с просьбой о том, чтобы выдача таких гарантий и кредитов была действительно открытой, чтобы информация об этом была у общества, чтобы все было прозрачно и не вызывало никакого недовольства.

Вернемся к банкам. Понятно, что им выгодно выделенные государством средства пускать не в реальный сектор, а на скупку валюты…

- 30 процентов можно было заработать на операциях с валютой в январе. Это, конечно, не совсем корректно, но если умножить на 12 месяцев, получится 360 процентов годовых.

Сегодня в банковской системе все в порядке? Ситуация стабилизировалась по сравнению с осенью 2008 года?

- Банки сейчас действуют опять по плану «деньги любят тишину». Я их не обвиняю, я могу их понять. Они сейчас заняли позицию - ни слова о том, что происходит в банковском секторе, внутри банков. Потому что это может раскачать общую ситуацию, как у нас это часто происходит. Как произошло с известным саратовским банком в октябре 2008 года. Да, кризис в первую очередь коснулся банковского сектора, а потом автоматически накрыл реальный сектор экономики. Сегодня наши финансовые артерии находятся в рабочем состоянии. Но я считаю, что региональные банки, хотят они этого или нет, будут укрупняться. И происходить это будет за счет сокращения количества банков.

На крупных и средних предприятиях проводятся сокращения. Есть ли какая-то альтернатива этому? Что можно сделать, чтобы не выбрасывать людей на улицу?

- Во-первых, топ-менеджменту надо понять, что они хотят. Если они хотят утопить предприятие, то вот таким образом они его и утопят. Если хотят, чтобы предприятие осталось на плаву, то надо рассмотреть возможности сокращения других расходов, но не расходов по содержанию персонала. Основную часть коллектива надо обязательно сохранить. Возьмем для примера нашу торгово-промышленную палату. Я сказал, что таких бонусов, которые получали сотрудники ранее, в январе не будет, потому что мы не хотим расставаться ни с одним членом коллектива.

Да, есть падение в объемах, в доходах. Но с людьми надо разговаривать. Топ-менеджерам надо не уезжать на курорты, кататься на горных лыжах в Австрии, выкидывать на это бешеные деньги, а встречаться с коллективом, разговаривать, объяснять ситуацию. Люди, которые это читают, поймут, о чем я говорю, даже о ком говорю. Не надо было уезжать на зимние каникулы в дальние страны с отключенным мобильным телефоном, а встречаться со своими работниками. Тогда многих социальных потрясений удалось бы избежать. Надо работать с профсоюзами, с ТПП, с РСПП, мы все сегодня в одной лодке.

Что конкретно сокращает ТПП Саратовской области, чтобы оптимизировать расходы?

- Мы живем по средствам. Сокращаем свой автомобильный парк, полностью на первый квартал сократили расходы на обучение и переобучение персонала, командировочные расходы. Мы сократили в январе все бонусы персоналу, но зарплату и социальные льготы сохранили в полном объеме. Мы договорились с арендодателем и сократили арендные платежи. Это первые необходимые шаги, но мы никого не уволили.

Есть ли сегодня поддержка предпринимателей со стороны местных властей, ощущается ли она?

- Торгово-промышленная палата обратилась от лица малого и среднего бизнеса к областной власти, к областному парламенту и самой большой парламентской партии России. Предложили по подобию некоторых регионов (Кировская область, Кемеровская область, Пермский край и т.д.) сокращение налога на вмененный доход по приоритетным отраслям с 15 до 5 процентов. Региональные власти имеют право на такой шаг. И это было бы здорово, потому что сняло бы серьезную налоговую нагрузку. И когда говорят о потере в этом случае поступлений в бюджет, мы спрашиваем – а какие налоги вы будете собирать с предприятий, если они закроются совсем? И сколько потребуется средств, чтобы платить 4900 рублей каждому безработному, если предприятия закроются? Посчитайте, что дороже обойдется в итоге, не говоря уже о социальной составляющей этих процессов. Я надеюсь, что наша инициатива будет поддержана региональными властями.

На недавней своей пресс-конференции областной министр инвестиционной политики Кирилл Семенов говорил о содействии вновь приходящим в область компаниям. Но не дал четкий ответ на вопрос об оказываемой помощи уже действующим крупным областным предприятиям в деле привлечения инвестиций. Нашим местным промышленным «гигантам» как-то можно помочь?

- Здесь должно включаться лобби. У нас есть несколько очень серьезных лоббистов, главные из которых - это Вячеслав Володин и Павел Ипатов. Это вопрос госзаказа, выстраивание промышленных цепочек, где будет задействован саратовский производственный сектор, или, к примеру, вопрос о тарифах. Предприятия, которые составляют основу валового регионального продукта Саратовской области, душат тарифы. Стекольный завод самый крупный потребитель газа, все печи там, которые нельзя останавливать, работают на газе. А ему «врубают» повышение тарифа на 5%. Для нас с вами, если мы платим условно 100 рублей, это не слишком страшно, 5 рублей. А извините, если он платит 100, 200 и т.д. миллионов? Представляете, на какую сумму вырастают платежи? Необдуманная, на мой взгляд, политика, которую ведут естественные монополии, может привести быстрее к отрицательным социальным последствиям, чем многие остальные факторы.

Чего больше сегодня в обществе - реально ощущаемых последствий кризиса или разговоров о нем?

- Реальные последствия уже видны, но больше у нас пессимизма. Вот это самое худшее. Власти говорят иногда, что не могут же они решить абсолютно все проблемы. Но именно в трудные времена, во время кризисных явлений, все чаяния народа будут направлены в сторону властей. Не в сторону торгово-промышленной палаты, РСПП и так далее, не в сторону СМИ. Народ будет спрашивать с губернатора, с депутатов. Поэтому я считаю, что самое важное - это перебороть уныние. Были же послевоенные пятилетки, я понимаю, что тогда были другие условия, другой строй, но государство смогло настроить народ на работу. Борьба с разрухой, восстановление заводов… Вот сейчас не хватает, если хотите, какой-то идеологической составляющей. Хорошо, что сегодня власть говорит с народом правдиво, ведь еще летом слово «кризис» было фактически запрещено. Но при этом нельзя говорить больному человеку, что он болен очень тяжело, ему надо всегда оставлять надежду.

Какое-то грустное сравнение…

- Надежда нужна, чтобы человек продолжал бороться. Говорят, влюбленные не болеют. Солдаты, которые идут в бой, тоже не болеют, когда они вдохновлены идеей, когда понятно, зачем все это. А у нас общество сейчас больно унынием.

Ваше личное мнение, что дальше будет происходить с рублем? Прогнозы есть разные…

- Как я не люблю эти прогнозы… Девальвация рубля, думаю, будет продолжаться, не такими, конечно, темпами, как это было недавно. Покупательская способность рубля уменьшается. Это связано с тем, что россияне, к большому сожалению, предпочитают импортные товары.

А как быть с долларом? Как относитесь к слухам о скором введении новой американской валюты «амеро» и отмене доллара? Тогда все, кто покупает сегодня валюту, скоро будут оклеивать ей туалеты?

- Не думаю, что все будет так грубо. В этой ситуации человеку надо понять - для внутреннего потребления бежать за каждой сотней долларов в обменник не стоит. В любом случае финансовый рынок сейчас во всем мире неустойчив. Подобные вещи происходят время от времени и с долларом, и с евро, колебания случаются регулярно. Лично я, когда столкнулся с этим кризисом, прочитал много всего о депрессии 30-х годов в Америке и остановился на следующем: если у вас действительно есть сбережения, которые вы хотите сохранить, то самый простой и доступный способ - это все-таки вложения в недвижимость. Это то, что у вас останется, несмотря на все, что там будет с рублем или с долларом. Дома, земля, драгметаллы - вот что подойдет, если у вас действительно какие-то серьезные сбережения. Если же они небольшие, то тут рецепта нет. Выбирайте ту валюту, которая вам кажется наиболее привлекательной. Я не астролог, предсказывать не могу. Лично у меня, до того как затеял ремонт и включился в ипотеку, были три небольшие «кучки» долларов, евро и рублей. Сейчас остались воспоминания о них. Прорвемся!

Что можно посоветовать предпринимателям, которые открыли свой бизнес относительно недавно и не имеют опыта работы в кризисных условиях?

- Если чувствуют, что их бизнес начинает серьезно шататься – резко его переориентировать. Если в этой ситуации есть возможность бизнес продать – продавать. Другое дело, что сейчас бизнес плохо продается. Знаю, что недавно несколько предприятий с лицензиями, не буду называть вид деятельности, были проданы в Саратове за 500 долларов. Совсем недавно это было. Поэтому если совсем тяжело – быстрая переориентация может помочь. Если есть возможность кооперации с каким-то крупным предприятием, «подсесть на контракт» это называется, - немедленно этим заниматься. Хороший предприниматель так устроен, он должен быть готов к этим рискам.

Поделиться новостью: