В Саратове в последнее время постоянно инициируются коррупционные дела, в которых фигурируют высокопоставленные чиновники, депутаты. За последний год был вынесен приговор чиновнику областного правительства Дмитрию Исхизову и депутату городской думы Михаилу Макеенко. В самом конце 2008 года был задержан начальник транспортного управления Юрий Галушко. Якобы он тоже получил взятку. Вопрос о его виновности находится исключительно в компетенции суда, сейчас же, пока продолжается следствие, разобраться в некоторых его странностях приехал в Саратов адвокат обвиняемого Николай Ведищев. Он дал «СаратовИнформу» эксклюзивное интервью.

Николай Павлович, чем вызван ваш визит в Саратов?

Я являюсь адвокатом Юрия Галушко практически с первого дня. Недавно я вынужден был приехать в Саратов, чтобы подать кассационную жалобу в областной суд. Дело в том, что моему клиенту вдруг изменили меру пресечения. Его арестовали и заключили под стражу. Это совершенный нонсенс. Я могу назвать это беспределом. Дело в том, что Юрия Галушко ранее уже пытались заключить под стражу. 15 декабря, после его задержания по подозрению в получении взятки, следователь подал ходатайство в Октябрьский районный суд Саратова об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. На тот момент судья отказал, и ему была избрана мера в виде подписки о невыезде. Прокуратуру это, видимо, не устроило, так как была подана жалоба в судебную коллегию по уголовным делам Саратовского областного суда. Но и на это раз Юрий Галушко остался на свободе. 26 декабря кассационное представление прокуратуры было отозвано, и производство по делу прекращено.

Что же изменилось в конце января?

Вот именно, что ничего! Внезапно прокуратура вновь обращается в областной суд с ходатайством об аресте Юрия Галушко, и суд так же внезапно это ходатайство удовлетворяет. При этом основания для ареста указываются те же самые, что и в первый раз. Это является нарушением части 9 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Никаких новых обстоятельств указано не было. Более того, согласно УПК РФ, одним из оснований для заключения под стражу является то, что обвиняемый может скрыться от предварительного следствия и суда, а также продолжать заниматься преступной деятельностью. Это совершенно невозможно. Я отлично знаю, что следствие иногда ведётся очень формально, могут придраться к любой мелочи. Чтобы в данном случае не возникло никаких претензий, Юрий Галушко исправно являлся на все следственные мероприятия, хотя это ему противопоказано.

Всё время, пока он находился на свободе, Юрий Галушко провёл в стационаре на лечении. У нас есть заключение врача дорожно-клинической больницы, что у него предынфарктное состояние. Это смертельно опасно, но, несмотря на это, он являлся по первому требованию следователя, именно для того, чтобы не давать оснований для ареста. И то же самое касается возможности «продолжать заниматься преступной деятельностью». Разве может это делать человек в таком тяжёлом состоянии?

Прокуратура утверждает, что причиной ареста стали угрозы главным свидетелям по делу.

Доказательств тому, что обвиняемый кому-то угрожал, нет. В своём постановлении судья указывает лишь на теоретическую возможность этого: «…Галушко Ю.С., оставаясь на свободе, используя при этом своё служебное положение, может угрожать свидетелям…». Тем не менее его арестовывают. И никто при этом не учитывает тяжёлое состояние его здоровья. Суд противоречит сам себе. Если в одном абзаце постановления о заключении под стражу говорится, что он «имеет заболевания», то немного ниже: «данных, указывающих на то, что по состоянию здоровья Галушко Ю.С. противопоказано содержание в условиях следственного изолятора… не представлено. Необходимое лечение… может быть оказано в условиях следственного изолятора…». То есть человека с больничной койки сажают в СИЗО, и это нормально?

А что конкретно говорят свидетели? Были ли угрозы?

Свидетели утверждают, что 15, 17 и 22 декабря к ним приходили неизвестные люди, которые пытались поговорить об обстоятельствах дела. Но смотрите – это всё было на момент первого ходатайства прокуратуры, значит, эти обстоятельства не являются новыми, как утверждается в постановлении суда.

Тем более что свидетели по данному делу – вообще особый разговор. Во-первых, гражданин Ерицян А.С. На допросе, и это отражено в протоколе, он представился как заместитель генерального директора СПОГА-2. И заявил, что Юрий Галушко, как начальник МУ «Транспортное управление», мог оказывать на него давление. На самом деле, СПОГА-2 было переименовано в «Автокомбинат №2» ещё в 1998 году. Также имеется справка с предприятия, что гражданин Ерицян А.С. там не работает. Это странно само по себе.

Во-вторых, два других свидетеля – В.Н. Исаев и А.Г. Буркин – в своих показаниях не упоминают Юрия Галушко. Один деньги передал, другой был посредником, но кому конкретно они предназначались, так и не ясно. К сожалению, суд не счёл доводы защиты достаточно вескими и 27 декабря вынес постановление об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу.

И какими будут дальнейшие действия защиты?

Я подал кассационную жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Саратовского областного суда. Нужно дождаться решения суда, чтобы можно было говорить более определённо. До этого времени Юрий Галушко пока будет находиться в следственном изоляторе.

P.S. Областной суд не удовлетворил жалобу адвоката, решение о заключении Юрия Галушко под стражей осталось в силе. Об этом сообщил следователь по особо важным делам Главного следственного управления при ГУВД по Саратовской области Олег Буйновский.

Поделиться новостью: