Опубликовано admin - пн, 07/15/2013 - 12:55

Уроки пугачевских волнений

Я, наверное, буду одним последних, кто включится в многочисленный хор голосов, который звучал и продолжает звучать вокруг событий, совсем недавно охвативших тихий и незаметный до селе провинциальный город Пугачев, что затерялся где-то на окраине Саратовской области. С самого начала мне был понятен вектор, по которому будут строиться комментарии как участников конфликта, так и разного рода наблюдателей, аналитиков, политологов и псевдополитологов (куда ж без них, родимых). Вот почему решил взять паузу, чтобы потом высказать свое мнение по поводу данного инцидента.

Начнем с парадокса. В целом ряде регионов России, и Саратовская область не является исключением, сегодня царит АНАРХИЯ. Да, господа, анархия. Но не в том классическом смысле, к которому мы привыкли, когда сталкиваемся с этим понятием. У нас есть власть, и в то же время у нас нет власти. Более того, эта власть настолько бессильна, что ее как бы и нет.

Бессилие власти выражается в отсутствии авторитета этой власти. За это, кстати, если кто забыл, боролись все анархисты, от Бакунина и Кропоткина до батьки Махно. Именно они выступали за то, чтобы авторитет власти был выброшен на свалку истории, а на ее место пришел просто АВТОРИТЕТ.

Другое дело, что в наших условиях, в условиях слабой власти (сиречь – анархии) нет и авторитета, который бы эту власть мог заменить.

У нас есть губернатор, вице-губернатор, депутаты местного и регионального парламента, у нас есть главы администраций, правозащитники, священнослужители, учителя, силовики и даже бизнесмены. Но у нас нет авторитета. Нет, не в том уголовном смысле этого слова, о котором вы могли подумать, а авторитета, к мнению которого прислушивались бы граждане, столкнувшиеся, как они считают, с самым тревожным явлением наших дней – с безразличием власти к их проблемам.

Можно бесконечно писать письма как в местные, так и в федеральные органы власти, жалуясь на отсутствие элементарных условий для жизни. Например, на отсутствие питьевой воды. Можно долго и упорно доказывать, что так, как живут, например, жители Пугачева или Сторожевки, жить нельзя. Вас не услышат. А если и услышат, то ничего не будут делать или будут делать со скоростью улитки или черепахи, не столь и важно.

А не проще ли пойти на радикальный шаг? Например, объявить об отделении части территории и о присоединении ее к другому региону, как это сделали жители Петровска? А не проще ли перекрыть федеральные трассы, как это сделали жители Сторожевки и Пугачева?

Доведенные до отчаяния люди разочаровались во власти. Они уже давно потеряли надежду на то, что их родная местная или региональная власть что-либо способна изменить. Они твердо верят, что на них, на их беды лишь тогда обратят внимание, когда их бунт, их акт неповиновения, их протестные действия достигнут федерального центра. Еще лучше, если об их действиях расскажут на федеральных каналах и доложат в лучшем случае Президенту, в худшем случае Премьеру!

Только тогда, считают бунтовщики, местная власть встрепенется, начнет исполнять свои прямые обязанности, будет что-то делать, а не заниматься бюрократической эквилибристикой.

Ну ладно, жители Сторожевки вышли на трассу из-за того, что у них (подумать только! В начале XXI века!) нет питьевой воды. Это социальный протест, который дальше перекрытия дороги не вышел. А вот события в Пугачеве уже имели иную окраску. К социальному протесту, который тлел перманентно, в силу ряда обстоятельств (убийство молодого человека) добавились межнациональный, а затем и межконфессиональный факторы. Мало того, протест перерос в силовую фазу, грозя вылиться в погромы и бессудные расправы.

В случае с Пугачевым уже недостаточно пообещать, что завтра будет налажена поставка в город и окрестности питьевой воды. Здесь надо остановить угрозу кровопролития, угрозу новых убийств. Что в таких случаях делает власть? Разумеется, вводит части ОМОНа, дабы силой ответить на угрозу насилия. С одной стороны, это единственный выход , а с другой - он не может устранить те многочисленные противоречия, которые зрели в данной местности годами и которые, тесно переплетаясь с социальными проблемами, рано или поздно должны были завершиться насилием, достаточно было только повода. Омоновцы и полицейские, взявшись за руки, чтобы противостоять толпе, не могут заменить кропотливой работы власти, которая должна вестись непрерывно, изо дня в день. А самое главное — никакой ОМОН не может стать авторитетом, способным убедить конфликтующие стороны сесть за стол переговоров, чтобы не допустить дальнейшего кровопролития, мести, бессудных расправ.

В том, что произошло в Петровске, Сторожевке, Пугачеве целиком и полностью виновата власть. Снизу и доверху. От депутата местного совета до руководства области. Он том, что политическая система в нашей стране нуждается в глубокой реформе, говорил еще Дмитрий Медведев, о том, что порядок формирования власти при всей видимости и законности этой процедуры никуда не годится, предупреждали политологи, ученые, философы, журналисты, да и просто люди, которые еще не разучились руководствоваться здравым смыслом.

Власть оторвалась от своего народа. Она стала формироваться келейно, а народное волеизъявление стало пустой формальностью. Власть стала жить сама по себе и для себя, а население - само по себе и для себя. Но население, не наделенное правом управления, правом решения своих насущных проблем, рано или поздно взбунтуется, рано или поздно начнет апеллировать к тем авторитетам, которые еще есть в стране, и использовать будет именно такие способы, которые окажутся резонансными, и волны от которых обязательно достигнут самого верха, где, как у нас принято считать, только все и решается.

Ну а что могут сказать населению власти? Например, депутаты Саратовской областной думы, которых население не знает не только в лицо, но даже и по именам? Что может сказать пугачевцам такие господа, как вице-губернатор Денис Фадеев или спикер облдумы Владимир Капкаев? Чем прославились эти люди? Есть ли у них авторитет, который бы позволил им только словом остановить бунт? Да откуда же ему взяться!

Власть полученная без борьбы, без состязательности – бессильна, неавторитетна, некомпетентна, ОГРАНИЧЕНА. Она в состоянии обслуживать лишь саму себя и бесславно пасует перед народным протестом, перед бунтом.

В 1947 году, после отделения мусульманского Пакистана от Индии, где преобладало индуистское население, вспыхнула жестокая борьба между индуистами и мусульманами. Она была такой масштабной, что враждующие стороны вырезали и сжигали целые деревни. На улицах Дели пылали кварталы, рекой лилась кровь индуистов и мусульман. Ничто не могло, казалось бы, остановить цунами насилия. И вот в январе 1948 года, в отчаянной попытке остановить межнациональные распри Махатма Ганди прибегнул к голодовке. Он объяснил свое решение так:

«Смерть станет для меня чудесным избавлением. Уж лучше умереть, чем быть беспомощным свидетелем самоуничтожения Индии».

И случилось чудо. Лидеры религиозных групп согласились пойти на компромисс. Через несколько дней после того как Махатма начал голодовку, они приняли совместное решение:

«Мы заверяем, что будем защищать жизнь, собственность и веру мусульман, и те инциденты на почве религиозной нетерпимости, которые имели место в Дели, больше не повторятся»...

Таков был авторитет этого человека, что он, являясь ярым сторонником идеи ненасилия, только своей голодовкой остановил кровавую резню. Интересно, как долго смогли бы голодать Денис Фадеев и Владимир Капкаев, чтобы прекратить пугачевский бунт?

Подводя итоги сказанному, стоит остановится на тех уроках, которые должны быть извлечены из минувших событий в Петровске, Сторожевке, Пугачеве...

Если власть сама не в состоянии решать социальные проблемы жителей, она должна дать жителям возможность самостоятельно решать свои вопросы. Например, в срочном порядке выделить ссуды под гарантии правительства области для ремонта и строительства новых водоочистных и водоснабжающих сооружений.

Нынешняя власть должна понять, что чем дольше она будет отсиживаться за кулисами, тихо «совершенствуя бюджетный процесс» в регионе, тем меньшим авторитетом она будет обладать.

Губернатор должен понять, что не надо ездить в глубинку с пустыми руками. К этому в Саратовской области не привыкли. Берите с собой все, что угодно, но не пытайтесь успокоить людей только словами.

И наконец, главное: не надо ждать бунта. Надо работать над теми предпосылками, которые провоцируют этот бунт. Пора подумать о программе преодоления великой муниципальной депрессии, в которой регион находится вот уже более двух десятков лет.

Поделиться новостью: