Телефоны для связи
7804
Статьи
«Мне чуть не сломали два зуба, когда хотели запихать перловую кашу»: исповедь 19-летней анорексички весом 34 кг (как заболевают, чем опасно и что делать родным)
17 Декабря 2020, 14:51
Скопировать ссылку
Выделить
главное

Екатерина САВИНА

 

В период распространения коронавируса граждане укрепляют здоровье и приводят тела в порядок после весенней самоизоляции. Первые лица Саратовской области рассказывают о борьбе с вредными привычками и хвастаются сброшенными килограммами. Принято, что похудение вызывает похвалу и одобрение в обществе. В борьбе за это внимание худеть начинают и те, у кого не было проблем с весом. Стремясь стать еще привлекательнее, они теряют контроль над ситуацией и доводят организм до истощения.

Анорексия

― это психическое расстройство, при котором люди не принимают свое тело и стремятся к снижению веса через отказ от еды. По оценке Всемирной организации здравоохранения, нервная анорексия является самым распространенным нарушением пищевого поведения (отклонение при приеме и переработке пищи ― прим.ред.) и психическим расстройством с высокой смертностью. От болезней, связанных с истощением, умирает один из десяти анорексиков. Зачастую граждане не обращаются к специалистам и пытаются решить внутренние конфликты самостоятельно. Однако неудачи приводят их в психиатрические больницы и диспансеры. Мы решили разобраться, почему люди отказываются от еды.

 

19-летняя жительница Саратова Алена (мы изменили имя по просьбе девушки) при росте 165 сантиметров похудела до 34 кг. Саратовчанка начала терять вес три года назад, когда хотела понравиться молодому человеку. Однако с каждым сброшенным килограммом она забывала про симпатию и все больше думала о плоском животе и худых ногах.

 

«За один присест я могу съесть 6,5-7 кг еды и пойти это все...[спустить в унитаз]»

 

Алена рассказала, что, решив похудеть, первым делом она начала постепенно урезать рацион питания. Первой девушка попробовала питьевую диету. Ее правила просты: на протяжении некоторого периода времени человек должен питаться только жидкой едой. Специалисты отмечают, что при помощи такой диеты похудеть можно довольно быстро, но это может крайне негативно отразиться на здоровье человека, поэтому прибегать к таким мерам можно только после консультации с врачом.

На завтрак Алена пила воду или кофе, днем ― полстакана свежевыжатого сока, а вечером ― кефир. При этом она составляла таблицы, в которых прописывала график питания и еды:

«Это вошло в привычку, мне нравилось, как меняются цифры на весах. Эти мысли заполнили буквально все в моей жизни. Вскоре я бросила учебу в колледже и перестала общаться абсолютно со всеми людьми. Сначала я хотела похудеть для молодого человека, а потом уже для себя. Это стало игрой с самим собой.

Таким образом, в 16 лет я впервые загремела в больницу. Пролежала там три недели, поправившись на 6 килограммов. Когда выписали, снова начала худеть. Принимала слабительные на травах. Тогда же я много занималась спортом. Могла даже в 2-3 часа ночи проснуться и отправиться на пробежку. Во снах часто видела еду».

По словам Алены, с каждым днем она ела все меньше: в день она потребляла пищи на 500, 300, 150 ккал при норме около 2000 ккал для девушек. Когда у девушки кружилась голова, ее спасала чашка с чаем. Она признавалась, что прятала и выбрасывала еду в тайне от бабушки, с которой жила после смерти матери:

«После того, как я первый раз вызвала рвоту ― снова ела все, что хотела. У меня развилась булимия (расстройство приёма пищи, при котором человек переедает и вызывает рвоту, чтобы не потолстеть ― прим. ред.). Она до сих пор прогрессирует. За один присест я могу съесть 6,5-7 кг еды и пойти это все...[спустить в унитаз]. Помню, одним вечером я провела около холодильника 1,5 часа. Потом отправилась в ванную, чтобы вызвать рвоту, и вышла оттуда в 5 часов утра. То есть, я всю ночь провела там! Как же я тогда рыдала. Многие люди недооценивают серьезность проблемы. Мне говорят: «Зачем вызывать рвоту? Питайся маленькими порциями, возьми себя в руки!». И ты правда пытаешься, но это что-то неестественное. В этот момент на тебя накатывает истерика. Ты начинаешь бить себя, рвать на голове волосы, которых и так уже не осталось. От этого не получается уйти. Я наедалась, плакала, винила себя. Сейчас уже привыкла и приняла как данное».

Алена призналась, что к анорексии ее подталкивали специальные паблики в соцсети «ВКонтакте». Мы изучили некоторые из них. В сообществах встречаются посты с изображениями истощенных девушек, рационы диет, а также якобы мотивационные публикации с подписями. Например, «пей воду, жри воздух», «больше воды, меньше еды» или «срыв ― когда от себя тошнит больше, чем от еды». Идеал тела там называют «бабочкой» - это очень истощенный человек, о котором в обществе говорят «кожа да кости». При этом администраторы пабликов снимают с себя ответственность, утверждая, что они против пропаганды, и смеются над стремлением к худобе. А надписи на картинках, по их словам, не являются указаниями к действиям. С помощью таких групп подписчики ищут единомышленников, вместе с которыми начинают худеть на скорость и результат. В обсуждениях, где участники пабликов указывают родной город, мы обнаружили множество жительниц Саратовской области.  

«Я в них сидела [в пабликах], и очень жалею об этом. Была ребенком и воспринимала те посты за чистую монету. Сейчас иногда захожу и вижу, как другие молодые девушки попадают в ту же ловушку. Выбраться из нее очень сложно. И ведь даже не понимаешь, что такой образ жизни несет урон всему организму», ― вздохнула Алена.

 

«От безысходности мы даже были у «колдуньи». Та поорала на меня матом, дала баночку с солью и забрала кучу денег»

 

По словам Алены, родные водили ее на обследование во многие частные клиники Саратова. Однако наблюдение специалистов не помогло.

«От безысходности мы даже были у энгельсской «колдуньи». Та поорала на меня матом, дала баночку с солью и забрала кучу денег.

Я три раза лежала в психиатрическом отделении 2-й Советской больницы. Все госпитализации связаны с болью, потому что меня забирали обманом. В первый раз обещали положить на три дня, я поверила. В итоге пролежала там три недели. Однажды близкие сказали, что мы едем навещать родственников. Но вместо них меня встретили два мордоворота, которые связали мне руки и увели в больницу второй раз. Третий раз меня попросили подписать бумаги, чтобы лечиться дома. Я зашла в отделение и – хоп – за мной закрывается дверь. И тут я понимаю ― опять. Столько стараний, и все напрасно. Там сама обстановка нагнетает. Ты ничего не можешь сделать. Не можешь выйти из комнаты, не можешь поговорить по телефону, не можешь проверить соцсети. Можно только спать, есть и ходить из одного угла в другой. Это правда страшно.

 


Самая большая ошибка госпитализаций ― насильно заставлять человека есть. Мне чуть не сломали два зуба, когда хотели запихать перловую кашу с морковью и луком. Излечение насилием не добиться ― это бессмысленно и безнадежно. Такой подход не поможет, когда отравленные мысли о похудении плотно засели в мозгу.

Окружающие реагировали на меня недружелюбно. Когда я весила 34-35 кг, то не могла зайти в автобус: все смотрели с головы до ног, будто я какой-то...уродливый человек. Я возвращалась домой и думала об этом. Позже вообще перестала выходить на люди, только на прогулки с моим чудным псом. Все анорексики замыкаются в себе. В том числе это связано с госпитализациями. Человек становится недоверчивым к окружающим и стремится к уединению».

 

«Страдают самые близкие люди. Ты виноват. Ты ― причина»

 

Алена рассказала, что сейчас весит 37 кг, у нее почти не осталось мышц. Ей сложно выполнять физические нагрузки из-за боли в суставах. По словам девушки, осенью врач поставил ей диагноз ― прогрессирующее обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). Это значит, что у девушки появляются навязчивые мысли что-либо сделать, которые сопровождаются приступами паники.

«Я просыпаюсь в 5:30, завариваю кашу и слабительное. Делаю что-то с волосами, зачастую, пучок. Если он недостаточно тугой или из него вылезает волосинка ― начинается истерика. Еще пример, я мою тарелку 4 минуты. Тру, тру, а мне она кажется грязной. Еще я часто мою руки: обязательно каждые 20 минут. Делаю домашнее задание, вдруг встаю и иду в ванную. Убираю кровать по одному и тому же методу. Кажется, что это перфекционизм, но нет. Когда ты ОКР, этого нельзя не сделать, иначе ― конец. Самое страшное, что я не могу собой управлять. Истерю, когда вызываю рвоту. В это время накатывают разные мысли: начиная от коронавируса, заканчивая тем, кто ты, чего ждать в будущем и почему все так плохо. Думаешь - и начинаешь кричать, плакать. Даже приходили соседи, спрашивали, что случилось».

 

 

При этом девушка утверждает, что ей комфортно в таком теле. По ее словам, она привыкла к образу жизни и не готова что-то менять. Чтобы перестать себя истязать, анорексику нужно пережить серьезное потрясение, предположила Алена. Кроме того, горожанка добавила, что такому человеку нужен хороший психотерапевт и лечение в группе таких же больных:

«Даже если пациент вылечится, в мыслях когда-нибудь всплывут ограничения в какой-то еде или вспомнится калорийность. До конца это не уйдет. Останется в глубине, хоть и не проявится больше физически».

Сейчас Алена дистанционно обучается в ветеринарном колледже и каждую неделю навещает питомники. Девушка мечтает увидеть мир и стать хорошим ветеринаром, чтобы спасать животных.

«Если эта зараза случилась со мной, значит, так надо. Я считаю, что каждый человек должен пройти через трудности, которые помогут ему в будущем. Но, с другой стороны, я понимаю, что страдают самые близкие люди. Порой, даже больше тебя. Ты виноват. Ты ― причина. Но сделать ничего не можешь».

 

 

Откуда берутся анорексики и при чем тут кутюрье-геи

 

Психиатр Алексей Старцев рассказал, что чаще всего анорексией болеют девушки-подростки до 20-23 лет. Однако порой болезнь встречается и у парней. Расстройство может развиться у пациентов в двух случаях: в первом ― у больных шизофренией (психическое расстройство, при котором у человека искажаются мышление и восприятие мира ― прим.ред.). По словам эксперта, человеку запрещают есть «голоса в голове»: они шепчут, что еда в тарелке отравлена или голодовкой можно спасти планету.

«Второй случай наиболее распространенный ― в рамках невроза. Человек начинает неистово бороться за красоту и стройность. Как говорится: «войны не будет, но борьба будет такая, что камня на камне не останется». Однако, начав, больному трудно остановиться. Эксперименты над организмом могут далеко завести, вплоть до потери жизни. В истощенном теле нарушаются все функции организма: обменные процессы и работа органов.  В этом-то и трагедия ― из-за переживаний умирают молодые. Ведь можно быть счастливым в любом весе. Анорексия – это проявление внутреннего неблагополучия, которое нужно вовремя прорабатывать с психологом и психиатром».

 


Бывший главврач областной клинической психиатрической больницы Святой Софии Александр Паращенко отметил, что у анорексиков искажено восприятие собственного тела. Пациенты считают, что у них полные щеки, большой нос или крупные бедра. По словам специалиста, такие мысли ведут к активным действиям:

«Для девушки действительно важно быть красивой и популярной среди сверстников. Поэтому она начинает меньше есть. А так как аппетит усиливается получается парадокс ― девушка ест и вызывает рвоту, чтобы не полнеть. Дело доходит до критических отметок на весах в 30-38 кг при нормальном росте». 

Врач объяснил, что мода на истощенные тела появилась из-за кутюрье, которые были сторонниками гомосексуальных отношений. Для вдохновения они искали образ угловатого мальчика. Желающие попасть в модельный мир пытались подстроиться под этот идеал. По словам психиатра, увлечение похудением приняло характер эпидемии.

 

«За последние два месяца я лечил двух девочек больных анорексией: одна была еще дошкольного возраста, другая училась в 8-9 классе. Однако никакая статистика не позволит представить, сколько анорексиков на самом деле. Пока мы сидим, возможно, 2-3 человека ищут врача, а потом снова год искать не будут. Очень многие не обращаются к специалистам. О помощи взывают родители, которые не понимают, что происходит с их детьми», ― сообщил специалист.


Паращенко заметил, что лечить людей с анорексией очень сложно. Он рассказал, что в ход идут пища, инсулин и нейролептики (психотропные препараты, подавляющие психическую нервную деятельность и эмоциональное состояние, способны устранять бред и галлюцинации ― прим. ред.). По словам психиатра, пациенты часто обманывают докторов, чтобы не набирать вес. Тогда врачам также приходится идти на ухищрения. 

«Анорексики стремятся, чтобы во время лечения их никто не контролировал. Они и сами хотят нормально есть и быть здоровыми, однако не могут себе этого позволить. Остановиться [худеть] уже невозможно. Это даже звучит нелепо, но тем не менее это так». 


Как распознать анорексию и что делать родным

 

Психолог Анна Тычкова объяснила, что опознать анорексию на ранней стадии можно по следующим признакам: человек ненормально мало ест, исключает множество продуктов из рациона и беспокоится во время приема пищи. Кроме того, человек не может вернуться к правильным пищевым привычкам. По словам психолога, от здорового похудения анорексию отличают радикальные ограничения, а также дисбаланс между потребляемыми килокалориями и физической активностью.


«На такое поведение близкие должны реагировать максимально спокойно и устойчиво. Нельзя обесценивать те трудности, которые возникают у заболевшего. Такие фразы, как «просто начни нормально есть», не работают. Они вгоняют анорексика в состояние бессилия и недоверия к своему состоянию. Таким образом, больной лишь откладывает начало работы над собой. Также близким не следует заставлять человека есть, так как это только усилит напряжение в отношениях. Нужно поддерживать попытки заболевшего восстановить процесс приема пищи. В борьбе с анорексией действенной помощью является предложить человеку работать со специалистами», ― заключила психолог. 

 

От автора:


Одной из причин, по которой я занялась этой темой, стало то, что я когда-то и сама страдала анорексией. По собственному опыту могу сказать, что истощенным людям трудно передвигаться: в любой момент у них подкашиваются ноги или темнеет в глазах. Ночью мучают судороги и бессоница. По телу остаются синяки после ношениях жесткой одежды и аксессуаров: джинсов, ремней, браслетов. В аномально жаркую погоду анорексики чувствуют холод.


Вероятно, анорексики продолжают худеть, поскольку их привлекают «пустота и легкость внутри». Гордость за силу воли и свободу от физиологической потребности ― питаться. Добровольный отказ от еды принимается ими, как аскеза, попытка уйти от телесных удовольствий для самопознания и испытания возможностей. Анорексики вечно стремятся к недостижимому идеалу в фигуре и жизни. Однако нужно вовремя вспомнить, что тело ― это помощник. Оно должно быть здоровым и крепким, чтобы воплощать идеи в реальном мире. Не следует доводить эксперименты над организмом до крайностей: голод и переедание заставляют страдать как самого человека, так и его близких.  

 

Фото публикуются с согласия героини.