Этот долг мы набирали, как могли

Кто и как кредитовал Саратовскую область

Кредитная история Саратовской области длится уже давно, и свет в конце тоннеля даже не мерещится. Регион по-прежнему должен сумасшедшие миллиарды банкам и Минфину РФ, а удельный вес долга к объему налоговых и неналоговых доходов бюджета на начало года достиг отметки 88% и стремится к критическим 100%. Область с трудом балансирует на краю бездны, пытаясь отодвинуть момент своего банкротства, но все же продолжая заимствовать средства не на развитие, а на латание дыр в сильно изношенном бюджете. Кто же кредитовал и кто еще продолжит выдавать займы Саратовской области?

В своих публикациях «Время» особое внимание уделяло тому, как набирался госдолг области и как менялось соотношение коммерческих и банковских кредитов в долговом портфеле региона. Однако ключевую роль в наращивании и без того распухшего госдолга сыграли три стороны — коммерческие структуры, кредитовавшие регион, правительство, бравшее займы, и областное законодательное собрание, на протяжение многих лет дававшее добро на раздувание социальных обязательств.

Данный текст будет поделен на две части. В первой мы подробно расскажем о кредиторах региона и тех условиях, при которых они выдавали займы, а во второй проанализируем саму историю наращивания госдолга области.

Часть I

Прекрасное далеко

2005 год. Для Саратовской области это время можно назвать «золотым». Государственный внутренний долг региона на начало года немногим превышал два миллиарда рублей. Задолженность перед банками составляла 608,4 миллиона, а перед федеральным Минфином — 1,36 миллиарда рублей. Проценты по кредитам были низкими, а суммы займов правительство рассчитывало погасить за год-другой. Тем более две трети взятых на себя обязательств Саратовская область имела перед Правительством РФ, где ставка по кредиту наиболее оптимальна и составляла 2%. Нынешнему правительству о таких процентах приходится только мечтать, а восемь лет назад это казалось чем-то само собой разумеющимся.

Но в марте 2005-го произошла смена глав региона, и на место Дмитрия Аяцкова пришел Павел Ипатов. Спустя месяц в одном из своих интервью господин Ипатов говорил о том, что долги надо отдавать буквально на днях. К такому заявлению тогдашнего губернатора подстегивало то, что кредиторская задолженность бюджетов закладывается незначительная, а налогооблагаемая база ежегодно уменьшается. Однако в том же году область пошла хоть и на небольшое, но все же увеличение государственного внутреннего долга. А к началу 2006 года активизировались банки, и доля бюджетного кредита уменьшилась и составила 1,27 миллиарда рублей. На начало 2006-го задолженность перед коммерческими структурами была увеличена более чем на миллиард рублей. Возросла и ежегодная процентная ставка по займам. Свои услуги нашему региону банки готовы были оказать за 11–19% годовых. Список кредиторов расширился. За 2005–2006 годы программу по заимствованиям региональный минфин выполнял совместно с шестью банками — Сбербанком, «Банком внешней торговли» (ныне «Банк ВТБ»), которые внесли значительный вклад в кредитование Саратовской области, а также «Росбанком», АКБ «Союз», «ТрансКредитБанком» и ОАО «Балтийский банк». Правда, под занавес 2006 года ежегодные процентные ставки снизились и достигли 14,4%.

Стоит отметить, что в этот период доходы региона росли, а федеральные средства лились рекой. Однако преодолеть зависимость от привлекаемых средств правительство уже не могло. Займы набирали обороты, и на конец 2007 года задолженность по банковским кредитам возросла до 5,64 миллиарда рублей. Перечень кредиторов расширился, в правительственных аукционах поучаствовали столичные коммерческие структуры «Оргрэсбанк» и «Банк Москвы». Зато обязательства перед Минфином все также шли на убыль, сократившись до 1,01 миллиарда рублей. Общая сумма финансирования дефицита областного бюджета и погашения госдолговых обязательств области составила 6,67 миллиарда рублей.

Подайте кредита ради

В 2008 году грянул кризис, и щедрые руки кредиторов спрятались в собственные карманы. А области надо было вновь заимствовать, причем на федеральную поддержку рассчитывать уже не приходилось. Под конец года правительство провело восемь аукционов, а победителями были признаны четыре банка — АКБ «Инвестторгбанк» (ОАО), уже участвовавшие «Оргрэсбанк», «Банк ВТБ» и Сбербанк России. Федеральный Минфин «расщедрился» лишь на 866,1 миллиона рублей. Зато банки помогли перекредитоваться региону, но на очень жестких условиях: 22% годовых предложил «Инвест­торгбанк», остальные озвучили условия на уровне 18–19,5% годовых. Правда, впоследствии на снижение ставок пошел только Сбербанк, который в итоге снизил процентную ставку с 18% до 10,45% годовых на остаток счета. На такой шаг мог пойти только банк с государственным участием. Да и не найдется в нашей стране проблемных регионов, не задолжавших кругленькую сумму Сбербанку. К тому же протянуть руку помощи области, страдающей дефицитом бюджета, даже выгодно. Правительство выполнит взятые на себя обязательства, свои проценты банк получит, регион на время залатает дыры, а потом вновь объявит аукционы с просьбой поддержать и подать на новые бюджетные прорехи.

Так произошло и в 2009 году, когда госдолг Саратовской области устремился вверх, а федеральный Минфин выдал почти 1,3 миллиарда рублей на заплатки. Тогда кредиторами региона стали 11 банков. Подобного числа займодавцев не было ни до, ни после 2009 года. Павел Ипатов умело все оправдывал кризисом, а процентные ставки банков начинались с 14,44% годовых. 34 аукциона также стали своеобразным рекордом для области. Причем треть из них была проведена в ноябре 2009 года, а под его окончание — еще семь. С сентября правительство уже судорожно искало новых кредиторов, и они, несмотря на кризис, все-таки откликнулись. Но что это были за структуры? Четыре из них можно отнести к банкам с государственным участием. Это Сбербанк, большая часть акций которого подконтрольна Центробанку РФ, ВТБ, «ТрансКредитБанк», в уставном капитале которого с 1 октября 2012 года «Банк ВТБ» увеличил свою долю до 99,6%, и «Банк Москвы», также в свое время перешедший под контроль ВТБ.

Однако наибольший интерес представляют частные коммерческие структуры, одалживавшие нашему региону солидные суммы в кризисный период. Новичком в этом процессе можно было бы посчитать АКБ «Национальный резервный банк» (ОАО), кредитовавший нашу область в 2006 и 2009 годах. Структура возникла еще в начале 90-х под вывеской «Кайрос». В 1995-м ее купил «Газпром» вместе с Российской инвестиционно-финансовой компанией, подконтрольной бывшему дипломату Александру Лебедеву и его партнеру по бизнесу Андрею Костину, который с 2007 года и по нынешний день является президентом-председателем правления ОАО «Банк ВТБ». 73,7% акций «НРБанка» принадлежат ЗАО «Национальная резервная компания», 18,68% — GINSBERERO TRADING LIMITED, 4,5% — BVI Business Company IMMORTALES INTERNATIONAL INC, 2,74% отдано Федеральному агентству по управлению государственным имуществом, и прочим лицам — 0,39%.
Таким же новичком-кредитором нашего региона выступил и питерский «Балтийский банк», больше специализирующийся на оказании услуг в Северо-Западном федеральном округе и заявляющий основным направлением деятельности кредитование физических и юридических лиц, привлечение средств населения во вклады и операции на рынке ценных бумаг. Однако и эта коммерческая структура, ключевыми владельцами которой выступают Олег Шигаев и Андрей Исаев, не отказала в одолжении Саратовской области.

К этим организациям подтянулись ОАО «Промсвязьбанк» (стабильно входящее в ТОП–10 банков России по величине активов, занимающее 15-е место среди крупнейших кредитных организаций Центральной и Восточной Европы по размеру собственного капитала и 461-е место в мире), ЗАО «АКБ «Русславбанк» (средний по размеру активов столичный банк, выступающий оператором крупной платежной системы «Контакт» и довольно активно работающий на валютном рынке), ЗАО «Райффайзенбанк» (один из иностранных кредиторов Саратовской области), ОАО «Инвестторгбанк» (довольно крупный московский банк, специализирующийся на кредитовании коммерческих организаций и зашедший в нашу область поддержать строительство ТК «Ваш Дом») и ОАО «Нордеа банк», входящее в скандинавскую группу Nordea, выкупившую ранее кредитовавший наш регион «Оргрэсбанк».

А он длиннее

Но вернемся к тому, как набирались кредиты региональным правительством. В конце 2009 года область задолжала коммерческим структурам почти 14 миллиардов рублей, а вклад Минфина РФ подрос до 1,3 миллиарда. Но уже начало 2010 года было отмечено новым набором займов. Десять кредитов под 15,5% годовых (в основном у Сбербанка) должны были покрыть дефицит бюджета и помочь исполнительной власти закрыть социальные обязательства перед населением. Видимо, семи кредитов конца 2009 года хватило только на новогодние праздники, а после вновь пришлось объявлять тендеры и призывать банки помочь залатать дыры.

2010-й стал также рекордным по числу заимствований. 23 аукциона и восемь победителей-кредиторов таким образом пополнили казну Саратовской области. Павел Ипатов по-прежнему списывал все на кризис, набирая очередные займы под ставки от 8,4% до 15,2% в год. К тому моменту рынок немного оклемался, а коммерческие структуры предлагали свои услуги под меньший процент по сравнению с предыдущими годами. К тому же по соглашению сторон ежегодные процентные ставки каждый раз понижались, достигнув своего минимального значения на уровне 8% в год.

Дать взаймы Саратовской области отважились «ТрансКредитБанк», Сбербанк России, «Банк ВТБ», «Райффайзенбанк», «Промсвязьбанк», небезызвестный «Саровбизнесбанк», о котором мы подробно писали в конце прошлого года. Новичком в кредитной истории региона стало ОАО «Балтинвестбанк». Эта петербургская коммерческая структура была создана Группой компаний «Интеррос» в конце 1994 года под именем «БалтОНЭКСИМбанк». Спустя девять лет он сменил вывеску, а в 2004-м поглотил самарское ОАО «АКБ «Промавтобанк», после чего главным акционером «Балтинвестбанка» стал Самарский подшипниковый завод, заполучивший чуть более четверти его акций.

Стоит отметить, что в 2010 году часть кредитов, выдаваемых Саратовской области, стала длиннее. Банки одалживали средства не на 6–11 месяцев, как было в предшествующем 2009-м, а в основном уже на 12–30 месяцев. Однако нашлись и те, кто кредитовал регион менее чем на четыре месяца. Среди них — «Инвестторг­банк», «Райффайзенбанк», «Промсвязьбанк» и «Балтинвестбанк». Процентная ставка у этих коммерческих структур варьировалась от 13,68% до 15,2% годовых. Однако два кредитора — «Инвестторгбанк» и «Райффайзенбанк» — пошли на ее снижение до 11%.

Отчего же кредитные структуры идут на понижение, выиграв конкурс по более высоким процентным ставкам? Как пояснил нашему изданию глава регионального минфина Александр Ларионов, подобный процесс определен условиями, сложившимися на рынке, а также возможен по ходатайству со стороны области и по соглашению сторон. Его слова подтверждает и государственный контракт — кредитный договор, предоставленный нашему изданию АКБ «Саровбизнесбанк». Так, 28 апреля этот документ был подписан Александром Ларионовым и первым вице-президентом банка Игорем Логиновым, однако уже 1 июня 2010 года стороны пришли к соглашению о снижении цены договора без изменения иных условий его исполнения. Процентная ставка АКБ «Саровбизнесбанк» уменьшилась с 12,285% до 10% годовых. В ноябре 2011-го, то есть за четыре месяца до окончания сроков контракта, процентные ставки и вовсе упали до 8% годовых.

Конец 2010 года Саратовская область отметила всего лишь одним кредитом от Сбербанка. Выдан он был под 8,455% годовых и сроком на два года. 2011-й регион встречал с общим долгом почти в 23 миллиарда рублей, львиную долю в котором — 18,7 миллиарда — занимали банковские займы и лишь небольшую часть — 4,21 миллиарда — бюджетный кредит Минфина РФ.

Без остановки

Перестать заимствовать Саратовская область уже не могла, и за 2011–2012 годы регион взял кредитов более чем на 13,5 миллиарда рублей. Число кредиторов уменьшилось, а основными продолжили выступать Сбербанк и «Банк ВТБ». В 2011 году их ставки составляли от 8,38% до 9,53% годовых и на протяжении двух лет не изменялись. К тому же банки выдавали кредиты области на более длительный срок — до трех лет, и срок их погашения датируется 2013–2014 годами.

Незадолго до своего ухода в отставку правительство Павла Ипатова провело еще пять аукционов. Деньги региону предоставили Сбербанк, АКБ «Союз» (ОАО) и банк «Северный морской путь» (ОАО). Но что это были за кредиты? Распоряжаться средствами «СМП Банка» можно было всего лишь на протяжении трех с половиной месяцев, а займ от АКБ «Союз» необходимо было погасить за семь месяцев. Эти обязательства были исполнены нынешним составом правительства. В настоящее время перед руководством региона стоит грандиозная задача — погасить кредиты и не набрать новых. Однако она пока снижена до того, чтобы изменить соотношение бюджетных и коммерческих кредитов и свести его к значению 50 на 50.

Но уже в конце прошлого года стало известно, что область может взять еще один кредит. Правда, Валерий Радаев пообещал еще раз взвесить все позиции, прежде чем продолжать погружаться в долговую яму.

«Мы в таком состоянии, что пытаемся завершить год без банковских кредитов, — подвел итог глава региона в конце 2012 года. — Поставленная перед нами задача — увеличение бюджетных кредитов — выполнена. Это большое подспорье. В 2012 году заимствования составили 5,5 миллиарда рублей. В 2013-м мы планируем заимствовать у банков еще два миллиарда. Первый квартал года всегда очень трудный. Приходится здесь подстраховываться в отношении первоочередных расходных обязательств».

Правда, под занавес 2012 года был взят еще один бюджетный кредит в миллиард рублей, и сумма госдолга региона достигла 37,5 миллиарда рублей.

Часть II

Это все, что останется

Но вернемся вновь к истории набирания государственного внутреннего долга Саратовской области. Итак, каким был долг при Дмитрии Аяцкове? Все верно, небольшим. Как свидетельствует региональный минфин — это чуть более двух миллиардов рублей на начало 2005 года. Но на момент отставки Аяцкова, помимо госдолга региона, сложилась неформализованная задолженность перед фондом обязательного медицинского страхования и газовиками. Кредиторка перед хозяйствующими субъектами была велика, а дела рассматривались в судебном порядке.

Вячеслав МАЛЬЦЕВ, экс-зампред Саратовской областной Думы (2002–2007):

— При Дмитрии Аяцкове госдолг области достиг практически семи миллиардов рублей (с учетом задолженности перед ФОМС и газовиками — прим. автора). Средства, заложенные в бюджете, не покрывали желаний тогдашнего губернатора. Например, существовала статья «Непредвиденные расходы», в которую как-то глава региона заложил 40 миллионов рублей на свои хотелки. Или, другой пример, памятник Столыпину был отлит по цене бронзы. Впоследствии подобные расходы все расширялись и расширялись, а депутаты послушно голосовали за увеличение нагрузки на бюджет. Никто не пытался возражать, лишь как-то ныне покойный депутат Чуриков решил устроить бучу по этому поводу, однако его инициатива и сопротивление общему решению быстро затухли. Уже при Ипатове вопрос с госдолгом попытались решить, и губернатор не возлагал дополнительных обязательств на бюджет. По крайней мере, будучи депутатом облдумы, я ни разу не голосовал за увеличение долговой нагрузки. Как известно, правительство не может принять подобных решений самостоятельно, без участия депкорпуса.

Все, что связано с госдолгом, — чушь. По Конституции субъект Российской Федерации не имеет финансовой самостоятельности, ею обладает лишь местное самоуправление. Вся территория страны — единый экономический субъект. И если в Якутии добывают алмазы и разные полезные ископаемые, то почему Саратовская область не имеет права на доход от природных богатств? Отчего в одних регионах наблюдается бешеная бюджетная обеспеченность, а иные — страдают? Разве в федеральном бюджете не хватает денег? В конце прошлого года Минфин РФ рапортовал, что средств через край. Возникает закономерный вопрос: почему Саратовская область берет деньги у банков, если по госпрограммам регион должен претендовать на федеральные средства? Ответ один: таким образом госбюджет переводится в частные карманы. Область берет кредит у коммерческих структур, а затем выплачивает им госсредства на погашение тела кредита и процентных ставок по нему.

Пришедший на смену Дмитрию Федоровичу Павел Леонидович попытался решить вопрос кредиторской задолженности перед хозяйствующими субъектами, все же запросив отсрочек в оплате долгов. К тому же он задумал ужаться в доходах, сократив свой аппарат на 30%, а расходы на обеспечение его деятельности — на десятки миллионов. Об этом он говорил в интервью «Общественному мнению» в апреле 2005 года. Но, как мы видим, обещания на первых порах, может, и сработали, но с течением времени правительство увеличило свою численность, а затраты на его содержание росли как на дрожжах.
Павел Ипатов понимал, что необходимо увеличивать поступление налогов в областную казну, иначе долги задавят регион. Но работа с федеральными органами не была проведена, а налогооблагаемую базу начали приводить в порядок совсем недавно. Как истинный хозяйственник, бывший руководитель Балаковской АЭС Ипатов, наверное, понимал, что средства стоит направлять в капитальное строительство новых объектов региона. Однако новых производств, инициированных и финансируемых самой областью, практически не возникало. Перинатальный центр, достройка ТЮЗа на Чапаева, набережная, кардиологический и онкологический центры в Саратове, мост в Аркадаке — это, безусловно, нужные социальные объекты, но все они финансировались в основном из федерального бюджета.

Андрей САУХИН, директор ТФОМС Саратовской области, экс-глава Счетной палаты Саратовской области:

— В правилах бюджетного процесса действует один принцип, согласно которому расходы не должны быть увязаны с конкретными доходами. Это значит, что область получает определенные налоговые или неналоговые поступления, однако распорядители бюджета не устанавливают, на какие именно расходы пойдут конкретные налоги. Но при внимательном рассмотрении ситуации с ипатовскими кредитами можно обнаружить одну закономерность: кредиты брались в основном у банков, потому что с коммерческими структурами можно проще и быстрее договориться, нежели с федеральным Минфином. Затем так же молниеносно заключались контракты на строительные подряды ценой в сотни миллионов рублей с двумя балаковскими фирмами — «Стройэкс» и «Саратовгесстрой».

Отмечу, что бывший ипатовский министр — председатель комитета по капитальному строительству Анна Антонова, кстати, тоже выходец из Балакова, шла на откровенное превышение своих полномочий и заключала контракты при отсутствии соответствующих бюджетных лимитов и без согласования с депутатами областной Думы. После этого возникала ситуация, при которой доходы бюджета не покрывали существовавшие запросы по капстроительству, и тут же требовались деньги для оплаты услуг балаковских фирм. В противном случае за просрочку платежей они могли взыскать пени. Налицо была сильная спешка в освое­нии денег. Отмечу и другую закономерность: кредиты в банках по сравнению с бюджетными брались по высоким ставкам, а строительные контракты с фирмами заключались по завышенной цене. При профессиональном и экономном подходе можно было бы сэкономить сотни миллионов рублей на этих двух операциях, но, видимо, у Ипатова были другие цели.

Именно при выполнении этих работ Счетной палатой Саратовской области были выявлены растраты солидных сумм бюджетных средств. Например, реконструкцию новой очереди набережной Саратова комитет по капстроительству оценил в 2,25 миллиарда рублей, а ФГУП «Главгосэкспертиза», проверяя смету, посчитало стоимость всех работ на уровне 1,4 миллиарда. Получилось, что расходы были завышены на 850 миллионов рублей. И это не единичный случай. Вспомнить хотя бы саратовский долгострой — театр юного зрителя на Чапаева. Уж сколько раз правительство взывало к депутатам с просьбой увеличить финансирование объекта. В этом вопросе помогал и федеральный центр, а средств было все мало. В итоге общая стоимость объекта составила 1,09 миллиарда рублей, и в конце 2011 года он был все-таки сдан.

А посему кредиты по-прежнему набирались, а колоссальные подряды на капстроительство отдавались прежде всего родным балаковским фирмам. К тому же, да простят меня жители Саратовской области, в некоторых статьях расходов на стройки можно было ужаться, а другие и вовсе не инициировать. В условиях кризиса, бесконечного набора банковских кредитов некоторые объекты и вовсе не стоило возводить. Чего только стоит строительство моста в Аркадаке, на который заложили более 700 миллионов рублей, а сам переход сделали не через маленькую речку, а вдоль нее. Но что это в сравнении с желанием занять еще, не напрягаясь?

Лакомый кусок

Понимал ли Павел Леонидович, что экономика региона заходит в тупик, а привлекаемые со стороны кредиты и получаемые внутри области доходы в большей степени уходят только на обеспечение социальных обязательств? Думается, да. Но кто их раздувал? Ежегодно областная Дума увеличивала нагрузку на бюджет, в конце года подводя итоги о том, что долги растут. Немало было высказано и сожалений по этому поводу. «Время» уже отмечало, что депкорпус особо не придавал значения тому, каким образом и за чей счет растет госдолг региона. Что в этой связи положено делать губернатору? Правильно, исполнять обещания законодателей, которые большинством голосов принимали решения о новых кредитах. Замкнутый круг так и не пытался кто-либо разорвать. Депутаты обещали, правительство соглашалось и обращалось к новым банковским заимствованиям.

В создавшейся ситуации правительство Павла Ипатова, в принципе, сделало верную ставку на привлечение инвестиций в регион. Кто как не бизнес смог бы поднять область с колен? Логично, что создание и запуск производств сулит региону увеличение налоговых поступлений в казну. При условии, что приходящих инвесторов с реально реализуемыми проектами много, доходы облбюджета растут. А значит, и удельный вес госдолга в процентном соотношении снижается. Ведь можно и оставить большую долговую яму, присыпая ее доходами за счет вливаемых в регион инвестиций.

2007–2008 годы стали урожайными на обещания и подписанные соглашения о намерениях с приходящими в Саратов­скую область инвесторами. Крупные и не очень бизнес-структуры готовы были вложиться в развитие ее экономики. Но далеко не все проекты были реализованы на практике. Приход инвесторов зачастую был сопряжен с бюрократическими проволочками, затягиванием сроков оформления документации и другими нюансами. Часть из них — Scania, TataSteel, IKEA и другие — предпочли не задерживаться в Саратовской области, а перейти в иные регионы (об этом «Время» писало в №6 (307) от 13 февраля 2012 года).

Кризис, отток желающих вложить деньги в экономику Саратовской губернии, повышенные процентные ставки банков, нарастающие, как снежный ком, коммерческие займы, раздутый социальный блок. Да и кто пойдет в регион, у которого долгов больше половины его доходной части, а создаваемые условия для инвесторов далеки от идеала? Видимо, Павел Ипатов первым понял, что экономика региона зашла в тупик и не способна на грандиозный прорыв. Но эту тайну он прятал глубоко в себе. Иначе как объяснить тот факт, что бывший руководитель БАЭС развитию реального сектора экономики предпочел кредитные заимствования в основном для покрытия социальных расходов и с легкостью махнул рукой на регион, все глубже и глубже погружая его в долговую яму?

Продленный вектор

Но вот Павла Ипатова все-таки довели до ручки двери на выход с губернаторского поста, и он, немного удивившись, все же написал заявление об уходе по собственному желанию. Пришедшая на смену предыдущему составу правительства команда Валерия Радаева вновь начала уменьшать расходы на свое содержание, оптимизировать работу министерств и пытаться искать выход из сложившейся ситуации.

Павел БОЛЬШЕДАНОВ
, заместитель председателя правительства Саратовской области по экономике:

— Можно давать любую клятву, хоть на крови, что госдолг не увеличится, но затем все равно взять кредит. В 2012 году удельный вес госдолга к объему налоговых и неналоговых доходов бюджета приблизился к 88%. Согласно Бюджетному кодексу, область могут признать банкротом, если 100% собственных ее доходов без учета межбюджетных трансфертов будут равны общей сумме заимствований. Лимит еще есть, к тому же мы озвучили банкам и Минфину РФ, что погашение госдолга — не самоцель. Его нарастили в силу определенных социально-экономических процессов, качества работы предыдущего состава правительства и, на мой взгляд, не совсем адекватного бюджетного законодательства в части межбюджетных трансфертов. Стараясь быстрее погасить госдолг, мы больше оторвем от населения. Пока мы не ограничиваем себя сроками, говоря об этом честно и кредитующим регион банкам, и федеральному Правительству. Другое дело — сэкономить на обслуживании госдолга. Это наша святая обязанность. Если мы переведем половину имеющегося долга в бюджетные кредиты Минфина, то экономия достигнет более одного миллиарда рублей в год. Такая задача стоит на 2013 год.

Даже если представить, что когда-нибудь Саратовская область наконец-то выползет из долговой ямы или ее обязательства перед банками закроет добрый дядя (вспомним материал «Времени» в №42 (343) «Не корысти ради, а процветания для. Письмо спонсору»), сможет ли регион жить богаче, жители — получать зарплату в полтора-два раза больше текущей, а средства будут уходить не только на социальные обязательства, но и в реальный сектор экономики?

Валерий РАДАЕВ, губернатор Саратовской области:

— 2012 год отмечен ростом доходной части бюджета на уровне 112%, но это не позволяет покрыть нам не только все текущие затраты, но и те, которые накопились. Принятый бюджет практически сбалансирован, но в 2013 год мы вступили с дефицитом в 5,5 миллиарда рублей. В Саратовской области сложился очень сильный кластер электроники. Его удалось сохранить, и в настоящее время он проходит модернизацию. Программа в этом секторе рассчитана до 2020 года. Те государственные вливания и собственные ресурсы госкорпораций и самих предприятий позволят сделать большое движение вперед. Это поможет создать рабочие места и наполнить бюджет региона. Для нас это принципиально важно. К тому же ряд инвестпроектов, о которых мы говорили не раз, в 2013 году уже должны начать свою работу. На них будут трудиться сотни квалифицированных рабочих, а большие объемы оборудования позволят влиять на бюджетные и налоговые процессы. В связи с этим инвестиционная политика в 2012 году была ориентирована на показатель в 120 миллиардов рублей, а в 2013-м эту цифру мы видим на уровне 135 миллиардов.

То есть вектор по привлечению инвесторов в регион, избранный Павлом Ипатовым, продолжает быть одним из приоритетных и при Валерии Радаеве. Проекты, инициированные еще прошлым составом правительства, продолжают работать и реализовываться на территории Саратовской области и по сей день. И здесь возникает закономерный вопрос: что сегодня может дать сам регион? Ведь для того чтобы удержать пришедшие к нам бизнес-структуры, необходимо очень прилично поработать над созданием условий для них. Крупные коммерческие проекты возможно реализовать, сделав условия прихода инвесторов максимально прозрачными, предоставив им ряд преференций, создав и развив инфраструктуру под инвестпроекты. В противном случае бизнес уйдет в другую область.

Так, в Калуге и Татарстане были созданы юридические акты, предусматривающие создание свободной экономической зоны. На фоне предлагаемых преференций начался массовый приток инвесторов. И федеральный центр не столько выделял деньги, сколько направлял инвесторов в тот или иной регион. Новые производства создали хорошую налоговую базу, рабочие места, были преображены областные центры. Инвестиционный, промышленный, торговый бумы сопровождались качественным развитием инфраструктуры по всем направлениям. Только когда экономика прочна и имеет высокий потенциал, она может выдать серьезный результат, который у нас, увы, пока отложен. Возможно, Саратовской области стоит занять какую-то свою экономически выгодную нишу, хотя бы в масштабах ПФО. То есть совершить некий прорыв, который смог бы поднять наш регион на новую ступень развития.

Хочется верить, что подобные перспективы у нас все-таки будут реализованы, и даже взятые в долг средства смогут пойти не на латание дыр, а на развитие реального сектора. А пока наш дефицитный бюджет на 70% состоит из исполнения соцобязательств, которые в ближайшем будущем не дадут качественного рывка в экономике области.

Источник - "Время. События. Мнения. Тенденции", № 1 (348) от 14 января 2013 года.